История одного стартапа или как Skype десятилетие справлял

Облачные сервисы
Вы пользуетесь Skype? Я пользуюсь. Большая часть моих знакомых пользуется. Большая часть их знакомых тоже. В то время когда раздробленность и фрагментированность экосистем порождают проблемы, которые здорово мешают общению, Skype предоставляет довольно неплохой пакет «все в одном».

Skype история одного стартапа

С другими IM-сервисами ситуация сложнее, за исключением IRC и jabber, которые подразумевают некоторую техническую компетентность пользователя и не имея общей базы пользователей, разбросаны по сотням независимых серверов, все остальные сервисы привязаны к какой-то технологии, какому-то протоколу, несовместимому с другими. И разные сервисы как правило не заинтересованы в поддержке протоколов друг друга. Даже если бы такой интерес появился, то таким начинаниям могут воспрепятствовать конкуренты, которые совсем не заинтересованы в том, чтобы в каком-либо сервисе было собрано максимальное количество протоколов, что было бы удобно тем, кто пользуется всеми этими сервисами. Вместо этого, держатели сервиса концентрируются на привлечении максимального количества пользователей в свой домен. Проще говоря – «если вам не нравится, что большинство ваших знакомых пользуется альтернативным сервисом – убедите их пользоваться нашим». Этот подход подразумевает также закрытие кода протокола для всех, кроме «своих» разработчиков. В итоге получается не слишком приятная ситуация, когда приходится так или иначе играть по чужим правилам и выбирать из того «что дают».

Сервис у которого уже есть миллионы пользователей будет собирать новые миллионы со сравнительной легкостью. Как показывает опыт многочисленных скандалов, даже серьезные нарушения политики безопасности сервиса мало влияют на его популярность среди широких народных масс. Что, впрочем, неудивительно, учитывая что аналоги едва ли лучше…

Когда-то Skype был исключением из этого правила. Разработчикам приходилось прятаться от правоохранительных органов. Но про это уже никто не вспоминает. А как дела обстоят сейчас и что будет в будущем?

Kazaa


История Skype начинается в 2000 году, когда шведскому телеком-оператору Tele2 понадобилась команда PHP-программистов для разработки портала Everyday.com. Швед Никлас Зенстром (Niklas Zennström) и датчанин Янус Фрис (Janus Friis) были теми, кому поручили найти разработчиков для реализации проекта. И они их нашли в Эстонии (сейчас, одной из наиболее продвинутых технологически стран Европы). Ян Талин(Jaan Tallinn), Ахти Хейнла(Ahti Heinla) и Прит Касеслау(Priit Kasesalu) были товарищами и фанатами техники и ИТ еще со школьных времен. Позже к проекту подключился последний человек «ключевого секстета» – Тойво Аннус (Toivo Annus) – тоже житель Таллина. Он координировал разработку проекта. Увы, Everyday.com не суждено было увидеть свет дня – пузырь доткомов лопнул быстрее. Но команда и связи, образованные за время работы остались. И когда Зенстром и Фрис решили уйти «на вольные хлеба» и заняться разработкой ПО и сервисов самостоятельно, они уже знали к кому обратиться – к образованной из сотрудников проекта компании Bluemoon. В то время Napster и связанные с ним скандалы потрясали ИТ-индустрию. Тем не менее, многие считали, что за такой моделью передачи информации будущее, но никому не хотелось нажить тех же проблем. Зенстром и Фрис планировали решить их в корне и договориться с правообладателями о продаже контента сразу же. Так появилась Kazaa.

Йо-хо-хо и бутылка пива


Kazaa решала главную техническую проблему Napster – файлы передавались с одного компьютера на другой напрямую, без сообщения с промежуточными серверами, таким образом парализовать работу сети, выведя из строя центральный сервер (как это было с Napster) было невозможно. Как результат, ее популярность в сети была огромной. Клиент был выпущен в сентябре 2000 года и вскоре стал самым скачиваемым ПО в интернете. Сервис набирал пользователей со скоростью в насколько человек в секунду (в 2000 году это был показатель. В 2000 году миллион пользователей был большим числом). Казалось бы, безбедное будущее обеспечено, но нет. С технической стороны все было отлично, но как это часто бывает, с бизнес-стороной предприятия дело было далеко не так гладко.

Kazaa стала одним из первых образцов децентрализованных сервисов передачи файлов (BitTorrent появится только в следующем году) и как результат, на платформе процветало пиратство. Разработчики не могли его предотвратить так как в отсутствие центрального управляющего узла все что они могли сделать – это вносить изменения в саму программу. В довершение неприятностей, Зенстрому и Фрису не удалось договориться о сотрудничестве с правообладателями о легальной продаже контента через интернет (опять-таки — на дворе был 2000 год и сама идея продажи чего-либо напрямую через интернет, без применения физических носителей типа CD-дисков, казалась глупостью). В итоге, когда Kazaa стала рассадником пиратства, правообладатели начали подавать в суд на разработчиков. Понимая, что судиться было бы бессмысленно, они стали прятаться.

Дальнейшее напоминало нечто среднее между шпионским триллером и комедией. Зенстром неоднократно уклонялся от вручения повесток в суд. Несколько раз его преследовали курьеры, пытаясь вручить ему повестку, но каждый раз ему удавалось убежать. Ему приходилось путешествовать наземным транспортом так как он опасался что в самолете его будет легче отследить. Сотрудники Bluemoon стали шифровать переписку и содержимое жестких дисков. Информация распространялась как в разведке – никто не знал больше чем было необходимо. Зенстром менял номера мобильных телефонов как носки.

Против программистов обвинения не выдвигались, но они тоже участвовали в процессе Kazaa как свидетели. А вот бизнесменам Bluemoon достичь мирового соглашения с зарубежными правообладателями так и не удалось и хотя Kazaa вскоре была продана австралийской компании, а ее штаб-квартира переехала в Вануату (островное государство на восток от Австралии), Зенстром и Фрис еще долго остерегались летать в США, опасаясь ареста. В итоге дело кончилось тем что им пришлось выплатить значительную сумму – больше $100 млн. компаниям музыкальной и кино-индустрии. Но в тот момент они уже располагали такими средствами — благодаря их следующему проекту.

Стартап – «диверсант»


Пока адвокаты еще разбирались с Kazaa, разработчики уже работали над новым продуктом, который также включал в себя элементы P2P, но (как надеялись создатели) был не таким сомнительным с легальной точки зрения.

Забегая вперед можно сразу сказать что конфликта все равно избежать не удалось. Делать что-то новое не наступив никому на пятки практически невозможно.

Идея, которая впоследствии станет Skype, зародилась летом 2002 года. Изначально идея заключалась в том, что сервис позволит делиться домашним Wi-Fi с другими, но на каком-то этапе произошло озарение – ведь у них уже был алгоритм пиринговой передачи данных. Его можно было использовать для чего угодно. Например для передачи данных голосовых звонков. Дорогостоящие серверы, составляющие большую часть затрат в сервисах такого рода, оказывались не нужны. Была даже идея создания Wi-Fi телефонов, для звонков по интернету через сервис. В дальнейшем эта идея и будет реализована. И весной 2003 ранняя альфа-версия была готова.

изначально проект назывался «Skyper» – по аналогии с Napster и другими. Но оказалось, что домен с таким называнием уже был занят, так что «r» в конце убрали и получилось Skype

Отзывы были неоднозначными. В те времена говорить с компьютером казалось довольно странным. Да и качество связи было нестабильным, особенно это касалось тех самых аудиозвонков. Однако достаточно было небольшого толчка, чтобы произошел сдвиг парадигмы, чтобы люди подумали о главном преимуществе. Международные звонки. Бесплатные международные звонки. Это была инновация, эффект которой будет ощутим моментально.

Bluemoon никогда не хотела известности или популярности или мировой славы – в виде пиратов или Робин Гудов цифрового века. Они всего лишь хотели предоставить хороший сервис и заработать денег. Однако и на этот раз новый сервис попал в самую гущу противоречивой борьбы между технологиями прошлого века и их представителями – телекоммуникационными компаниями и стремительно наступающим по всем фронтам Интернетом. На этот раз, впрочем, они учли опыт прошлого.

Новый сервис конструировался с целью затруднения перехвата и распознания переговоров. Все переговоры шифровались, а сам сервис мог устанавливать связь просачиваясь через любые преграды, NAT-экраны и файрволы (хотя основной причиной таких ухищрений была простота использования – установив Skype, им можно было пользоваться совершенно не задумываясь о настройке сети и прочих «заморочках»). Впоследствии это изменится, но по первым временам Skype был идеальным средством связи для преступников, а вместе с функцией звонка на внешние (телефонные) номера активно использовался преступниками для отмывания денег на краденных карточках.

В 2003 году Skype был зарегистрировал как коммерческая компания в Люксембурге. На тот момент компанию контролировали всего 7 человек – к уже известным вам «отцам-основателям» добавился Джеффери Прентис (Geoffrey Prentice), который заведовал переговорами с бизнес-партнерами. А эти переговоры имели для будущего компании самое непосредственное значение. Уже летом того же года разработка программы остановилась. Кончились деньги – вопрос монетизации возможностей Skype висел в воздухе, и никто не знал с какой стороны к нему подступиться. Одним из вариантов была монетизация сервиса через ежемесячную подписку, но вводить подписку с самого начала не хотелось чтобы не убить популярность сервиса в зародыше. Между тем компания была на мели и ее план развития не выглядел слишком привлекательным для инвесторов – большинство все еще «дули на воду» после недавнего краха доткомов. К тому же, предыдущий проект (Kazaa) у многих вызывал опасения. Совсем недавно прогремели первые громкие дела по преследованию за нелегальное распространение файлов и никто не знал в какую сторону качнется маятник.

Кое-кто, все же, верил в светлое будущее P2P. Одним из таких первопроходцев был Уильям Драпер (William Draper), американский венчурный капиталист. Он направил своих представителей в Европу, чтобы заключить сделку, при этом его даже не интересовало чем конкретно занималась команда в данный момент – успеха Kazaa было достаточно чтобы завоевать его полное доверие. Он привлек к делу других инвесторов. В итоге, они и дали Skype первые миллионы, необходимые чтобы запустить сервис. В дальнейшем эти инвестиции окупятся сторицей (в буквальном смысле слова...). Сервис впервые открылся для публики 29 августа 2003 года. В первый же день программу загрузили 10 000 человек. Через несколько месяцев их было уже миллионы.

Вместе с популярностью опять пришли претензии. На этот раз были недовольны телефонные операторы (Skype напрямую угрожал их бизнес-модели) и правоохранительные органы, обеспокоенные невозможностью перехвата сообщений. Skype не вступал в конфликт, но и не удовлетворял требования. Компания их попросту игнорировала.

У Skype было 3 офиса – в Эстонии, Лондоне и Люксембурге, но ни у одного из них даже не было таблички с указателем на офис. Головной офис располагался в Люксембурге, известном своей лояльностью к интересам клиентов – компаний которые располагаются на его территории (оффшорная зона как-никак). Герцогство не доставляет повестки в суд, поэтому они отправлялись в офис в Лондоне. Там их забирал советник по юридическим вопросам компании, и уничтожал не читая.

«Будучи стартапом невозможно соблюсти все законы! Сама модель бизнеса стартапов подразумевает что вы наступаете на пятки кому-то. И до какого-то момента нам это сходило с рук. Но когда компания разрастается до размеров Microsoft, прятаться становится невозможно» — говорит один из бывших сотрудников Skype, сейчас работающий в другом стартапе. «И все же мы старались не переходить черту там где это не было необходимо. Например, компания классифицировалась как провайдер услуг электронной информации, а не телекоммуникационный оператор. Это позволяло избегать лобового столкновения с интересами операторов связи. Да и напрямую нам никогда не угрожали, за исключением нескольких стран, в частности Китая и ОАЭ» — добавляет Зенстром.

Вверх


Компания быстро росла, но у нее не было какого-то четкого плана. Во многих смыслах, несмотря на размеры, она продолжала функционировать как стартап, причем, зачастую прибылям уделялось далеко не первое значение – они рассматривались в основном как расходный материал для поддержания функционирования сервиса. Не было «вертикалей власти», не было бесконечных корпоративных совещаний, все были сосредоточены на единственном вопросе – как сделать так, чтобы пользователи Skype были довольны. Продукт развивался невероятными темпами. Идея, которая приходила в голову какому-то программисту могла быть воплощена в программе уже на следующий день. Команда была одной большой семьей, без чинов или менеджеров. Однако со временем рос разрыв и непонимание между офисами в Эстонии и Лондоне, где работа была организована более традиционным образом.

Организация аморфного типа может существовать только, если она постоянно самоорганизуется и при этом не слишком велика, чтобы не запутаться у себя в ногах. Skype же постоянно рос, вскоре значительная часть сервиса разрабатывалась людьми, работавшими в рамках совершенно иной культуры. Кроме того, они не могли изолироваться от внешнего мира совершенно – услуги Skype Out (то есть звонки на внешние телефонные номера из Skype) потребовали согласования с телефонными операторами. К тому же по мере того как сервис рос, он становился все более заметным и уязвимым для внешних угроз. Не будешь же вечно прятаться от разбирательств. И когда в 2005 году Skype сделал предложение «руки и сердца» eBay (сумма составляла $2,6 млрд), Ян Таллин подумал и… согласился.

Столкновение культур


Решение принятое в сентябре 2005 года было в основном решением «дуумвирата» Зенстром-Фриис. Предложения о покупке Skype поступали и раньше. Каждое новое поднимало цену еще чуть-чуть выше. Так можно было ждать довольно долго (и они выжидали довольно долго), но в конечном итоге соблазн получить деньги и снять с себя полную ответственность за судьбу компании был слишком велик.

Но горизонте начали собираться тучи. Google запустил Talk, MSN и Yahoo активно улучшали свои платформы, при этом у каждого из гигантов по отдельности уже была база пользователей в несколько раз больше таковой у Skype. Что еще важнее, ходили слухи что Google тоже собирается запустить сервис, позволяющий звонить на телефоны из интернет. Это здорово нервировало бизнес-верхушку, так как исходящие звонки были единственным источником дохода для компании. Более того, база пользователей, до этого момента демонстрировавшая постоянный рост, застыла на 20 млн. У Google было 100 млн, и он собирался войти на этот рынок. Не было никакой возможности понять, сможет ли Skype конкурировать с Google или будет раздавлен. Неоднократно в Skype начинались переговоры о партнерстве с одним из «китов», но они заканчивались одинаково – или продажа компании, или конкуренция до победного (для кого?..) конца. В то же время Skype все же был первопроходцем, и за него давали очень хорошую цену. С точки зрения преумножения вложенных в проект средств это было верное решение. Что же касается развития продукта…

Конфликты между Таллинским и Лондонским офисами возникали с тревожной регулярностью. Как оказалось, в процессе роста компании произошла сегрегация по должностному признаку – почти все менеджеры оказались в Лондоне, а программисты в Таллине. Более того, опыт работы также играл немаловажную роль. Большинство программистов были старожилами, которых доводило до отчаяния уверенность свежеиспеченных «Скайперов» в том, что им видней, как нужно все делать. Больше времени уходило не на работу, а на выяснение и согласование того, что и как нужно делать. Старожилы теряли мотивацию и начали уходить.

Последней отчаянной попыткой свести воедино «Восток и Запад» была встреча ветеранов Skype и корпоративного менеджмента eBay в 2006 году в Эстонии. Она была отличной иллюстрацией того, что было не так с компанией. Днем обсуждались планы развития компании, на которых «старожилы» откровенно клевали носами, ночью последние отыгрывались, закатывая безумные вечеринки с такими атрибутами как коллективное купание в бассейне прямо в одежде, а Зенстром в костюме пирата наливал водку всем (иронично, что эти типичные для западной модели менеджмента «тимбилдинговые» мероприятия были инициированы именно эстонцами...). Но даже это не могло залечить разлом в Skype. Пока менеджеры обсуждали стратегии, старые программисты увольнялись, и заменить их было некем. Качество программы падало, Skype замедлялся в развитии. Большей проблемой было то, что eBay по сути толком не мог придумать, что же ему делать со своим приобретением, которое толком не интегрировалось ни в один из его сервисов. В 2011 году Skype был продан еще раз, на этот раз – Microsoft. Сумма сделки составила $8.5 млрд.

Что впереди и что позади


Сейчас решения о судьбе сервиса принимаются уже не в Таллине и не Лондоне, но в Редмонде. Да и сам Skype, быть может, переименуют. Он будет называться Microsoft Skype. Или Microsoft Talk… Как бы то ни было, людей, которым было бы не безразлично такое решение в компании уже не осталось. Поговаривают что эстонский офис могут закрыть. Некоторые даже считают, что это и к лучшему так как высвободившиеся специалисты могут помочь своим опытом стартапам, которые, в свою очередь, дадут им потерянную в корпоративных дрязгах мотивацию. Skype сотрудничает с правоохранительными и «левоохранительными» органами и интегрируется в Windows. Будучи одним из популярнейших мессенджеров в мире, он отлично стыкуется с самой популярной ОС в мире. Но «популярный» не значит «лучший». Новые версии программы чаще вызывают раздражение у пользователей чем восторженный интерес. Некоторые используют старые версии, потому что они работают лучше. В общем, интеграция Skype с корпоративной культурой Microsoft прошла успешно…

Однако, все-таки, почему Skype до сих пор пользуется такой популярностью? Он более не располагает уникальной функциональностью – звонки, видеозвонки, конференции, звонки на внешние номера – все это уже есть у конкурентов. Google Hangouts располагает всем этим и возможностями для организации видеоконференций – бесплатно, что недоступно в Skype. Более того, Skype постоянно ругают за то, что его клиент потребляет слишком много ресурсов и зачастую неуклюж. Skype требует отдельного клиента в ОС (Hangouts, в частности, работает в браузере). Его мобильный клиент не слишком совершенен. Так почему?..

По моему личному мнению, роль могут играть следующие факторы:

  • Разумеется, свою роль играет уже существующая база пользователей. В дальнейшем она станет еще больше так как Skype будет интегрирован в Windows 8.1 и станет частью учетной записи Windows Live, необходимой для использования всех возможностей Windows. Как это нередко бывает, старых пользователей держит социальная сеть которую они уже успели образовать в сервисе и они постепенно притягивают в сервис новых.
  • Skype создает особый настрой общения, который на мой взгляд является чем-то средним между электронной почтой и традиционным чатом. Hangouts, при всей его функциональной насыщенности, ближе все-таки к чату – компактный интерфейс с маленьким окошком, которое каждый раз нужно разворачивать, не располагает к долгим, пространным беседам. Популярный WhatsApp так и вовсе лишен клиентов для настольных ОС. Это позволяет сервису сконцентрироваться на быстро растущем мобильном сегменте, однако это же ограничивает сферу его применения. Мобильные устройства, что бы не твердили маркетологи, не заменяют, но все же дополняют настольные. И необходимость в комплексном коммуникационном решении для всех платформ склоняет людей в пользу таких сервисов как Skype. К тому же функционал Skype откровенно избыточен, что, в то же время, позволяет каждому найти что-то нужное. Передача файлов, скриншаринг, конференции практически неограниченного размера (текстовые, но можно начать конференц-звонок если хотя бы у одного из пользователей есть учетная запись Skype Premium), звонки на внешние номера… Можно пользоваться лишь малой частью возможностей, однако остальные всегда в вашем распоряжении и необходимости в регистрации в другом сервисе не возникает.
  • Skype позволяет до сих пор создавать псевдонимные учетные записи, не привязанные ни к чему кроме почтового адреса, на который они зарегистрированы и логина-никнейма. Сейчас, когда взаимопроникновение сервисов усиливается это редкость. Большинство мобильных сервисов привязывается к номеру телефона. Сервисы Google к почтовому адресу. Про социальные сети и говорить не приходится. Все эти средства связи раскрывают слишком много информации о вас. Анонимные средства связи, как IRC или Jabber слишком сложны, оторваны от концепта «единой личности». Логин Skype в некотором роде «оторван» от всех остальных сетевых персоналий, которыми вы обладаете (хотя ничто не мешает объединить его с профилем Facebook, а теперь уже и Microsoft, а вполне возможно что в будущем это станет обязательным...) и потому позволяет Skype сохранять некоторый баланс между раскрытием информации и себе и удобством. Сейчас, когда грань между публичным и личным истончилась как никогда, даже такая «псевдонимность» лучше чем ничего. В конце концов если практически вся информация попадающая в сеть собирается и анализируется, то лучше просто не выпускать о себе больше информации чем вы считаете необходимым.
  • Skype является изолированной средой, которая позволяет настроить под себя гораздо больше. Когда ты работаешь с мобильным приложением, большая часть настроек (шрифты, звуки звонков, настройки качества и т.д.) зафиксированы так как производитель считает нужным. И эта же тенденция постепенно распространяется и на ПО для настольных компьютеров – клиент Hangouts работает как приложение к браузеру Chrome и не позволяет настроить даже шрифт чата. Это преподносится под предлогом простоты пользования, но обратная сторона такого подхода – один размер, который не всегда подходит всем. И здесь Skype опять-таки оказывается компромиссным вариантом между гибко настраиваемыми, модульными но непопулярными открытыми сервисами и все более закрытыми, но удобными проприетарными. Впрочем, в последнее время Skype делает подвижки в сторону второго – клиент для Metro сделан именно по таким лекалам, а учитывая что именно Metro-дизайн видится руководству Microsoft будущим платформы, то дальнейшее развитие событий предугадать нетрудно.

Что ждет Skype дальше? Скорее всего – унификация и дальнейшая глубокая интеграция с Windows. Он останется кроссплатформенным, но будет играть большую роль в экосистеме Windows в качестве «придворного» решения (так же как iMessage в OS X). Едва ли стоит ждать от сервиса прорывных новинок или технологий, но редко когда встретишь продукты такой популярности, способные на радикальную смену курса. Все же Microsoft не верткая яхта, а огромный супертанкер. Они очень долго разворачиваются… А Skype лишь часть команды этой огромной махины.

Комментарии (0)


Добавление комментариев доступно только зарегистрированным пользователям. Используйте свою существующую учетную запись для авторизации. Если у Вас еще нет учетной записи на сайте ее можно создать пройдя несложную процедуру регистрации. Кстати, для входа на сайт, наравне с учетной записью на cloudzone.ru, можно использовать аккаунт из следующих популярных сервисов: Яндекс, Facebook, Google и LinkedIn